logo

bild

Viennafair 2009 – искусство во время кризиса

6 мая в Вене открывается ежегодная международная выставка искусств «Viennafair 2009» с участием 125 картинных галерей из разных стран. В этот раз она проходит под знаком глобального экономического кризиса. О том, что это означает для художников, инвесторов и коллекционеров, корреспондент Iron Times выяснила в беседе с австрийским специалистом в области рынка искусств, президентом «IG Galerien» Хубертом Турнхофером.

(Iron Times, 6.5.2009, Интервью записала Диана Видра, Вена)

 

zsart-karmasin_thurnhofer_500

Foto: Hubert Thurnhofer, Helene Karmasin, Andrea Zehetbauer - Opening of ZS art

 

- Как выглядел рынок искусств прежде, и что изменилось под влиянием мирового экономического кризиса?

- Прежде всего, следует отметить, что единого гомогенного рынка искусств не существует. Скорее можно говорить о множестве рынков искусств с минимальной их проницаемостью как по горизонтали, так и по вертикали

- Что это означает?

Если мы посмотрим, что происходит, например, в России, и сравним это с обстановкой в Австрии или рынками США, то мы вынуждены будем увидеть, что в каждой стране своя собственная картина, а также то, что лишь немногие художники становятся известными за пределами своей страны даже тогда, когда в своей стране они пользуются очень большой популярностью. Здесь я подразумеваю горизонтальную проницаемость.

- А что означает вертикальная?

В принципе я рассматриваю рынок искусств как своего рода пирамиду пяти уровней (не пугайтесь этого слова). На вершине, так сказать, на «Олимпе», где места не так уж много, находятся избранные, которых знает весь мир, как например, Энди Вароль или Пабло Пикассо. Мировой известности, как мы знаем, на определенном отрезке времени достигают от силы сто художников. Под «Олимпом», на втором уровне пирамиды находятся по сто человек, достигших вершин в своих странах, итак на 200 стран это будет примерно 20.000 художников в мировом пространстве. Ниже расположены еще три уровня, рассказом о которых я не стану обременять сейчас мое повествование, скажу лишь, что и здесь проницаемость (в широком смысле слова) снизу наверх остается минимальной, поскольку «игроки» каждого из уровней всеми силами пытаются защищать свою «территорию».

Какое воздействие оказывает мировой кризис на рынок искусств?

Его давление на вершину пирамиды, безусловно, намного сильнее, чем на средние сегменты. Количество покупателей, готовых, не задумываясь, выложить миллионы на покупку художественного произведения, безусловно, сильно снизилось. Известно, что многие из российских олигархов еще недавно совершали покупки на международных выставках, даже не заглядывая в ценник, что, следует заметить, в свое время способствовало заметному взлету цен. Сегодня, однако, экономить вынуждены как олигархи, так и американские миллионеры, потерявшие на бирже немало средств, все они вынуждены переходить на режим экономии. Рынок искусств страдает еще и по той причине, что произведения искусств не имеют непосредственной материальной ценности, а значит, экономия нередко начинается именно здесь.

- Что это означает для общего рынка искусств?

Хуже всего приходится тем, кто находится на втором уровне обрисованной мною пирамиды, потому что произведения художников этого уровня, как правило, продавались по завышенным ценам. Более того, бывало и такое, что произведения региональных знаменитостей продавались по ценам мировых звезд, что искусственно как бы поднимало многих из этих художников до уровня «Олимпа, хотя на самом деле они как принадлежали, так и принадлежат к известным нам «двадцати тысячам». На третьем же уровне – это примерно от 1.000 до 10.000 на страну, итак в мире минимум 500.000 художников, - собственно, мало что изменилось. Это довольно трудный рынок, цены здесь всегда оставались более или менее стабильными, они никогда не взвивались, как часто бывало на первом и втором уровнях пирамиды.

- Означает ли это, что достойные произведения искусства будут удерживать свои «хорошие» цены?

Во время аукционов нередко взлет цен создает определенное настроение, но здесь речь идет о единичных произведениях, что не имеет никакого влияния на общий рынок. Следует обратить внимание на то, что огромное количество полотен или скульптур на аукционах вообще не находит своего покупателя. Сегодня это число сильно увеличилось по сравнению с тем, что было, например, два или три года назад. Остается неизменным тот факт, что произведения художников с нашумевшими именами продаются по завышенным ценам, а не менее хорошие произведения художников с менее известными именами остаются без покупателя.

- Как вы считаете, как в данном случае следует реагировать на кризис?

Мы находимся сейчас в той ситуации, когда цены падают на все, в том числе и на произведения искусства, поэтому коллекционеры имеют возможность приобрести лучшее по довольно скромным ценам. Многие из них уже сейчас умно используют эту ситуацию. Для тех, кто давно играет мыслью стать коллекционером, именно кризис предоставляет прекрасную возможность положить начало своей коллекции, его в данном случае можно рассматривать как хороший шанс. Актуальная ситуация довольно обманчива. Во многих странах инфляция пока остается минимальной, но можно ожидать, что она будет все более заметной, поэтому сегодня выгодное вложение денег в искусство может означать в будущем лучшие проценты, чем любая самая выгодная сберкнижка.

- Во время международной выставки «ART» в Инсбруке вы руководили семинаром для инвесторов. Что могли почерпнуть Ваши слушатели из этого семинара?

Прежде всего, я ставил своей задачей осветить те области рынка искусств, которые обычно остаются в тени. Я уверен, люди будут больше покупать произведения искусства, если им помочь избавиться от неуверенности по поводу, как им кажется, необъяснимых цен. Многие галеристы не считают нужным объяснять покупателю, почему данное произведение искусства стоит именно столько. Или же они сами искренне считают, что цена произведения искусства заключается исключительно в его «эмоциональной ценности». Если, однако, я готов заплатить солидную сумму, я имею право знать, почему данная вещь имеет именно такую цену, и останется ли она, как минимум, неизменной, предположим, через десять лет, если я захочу продать купленную сегодня картину или скульптуру.

- Какие тенденции можно отметить в сегодняшней «VIENNAFAIR 2009»?

Венская художественная выставка вначале своей истории имела исключительно региональный характер, затем она расширилась до международного масштаба. 15 лет назад, когда я привозил русских художников в Вену, мои коллеги лишь снисходительно улыбались, сегодня без русских мастеров данная выставка, как, впрочем, и многие другие,  просто немыслима. После мирового успеха лейпцигской школы в начале текущего десятилетия, фигуративное изобразительное искусство снова переживает свой взлет. Таким образом, Россия стала своего рода новым вожатым. В работе русских и других восточноевропейских мастеров искусство всегда было тесно связано с понятием искусно, т.е. с мастерством. На западе, чего греха таить, нередко превозносится то, что – скажем честно - не отличается особым качеством. Сегодня по причине открытых границ эта тенденция, к счастью, постепенно идет на убыль.

 

120 Lilia

Ernst Zdrahal

zum 75er

+

Kunstmarkt-Formel

+

INexpensive ART