logo

bild

“Завещание Дэмьена Фёрста», опубликованное в австрийском издательстве Льяунигг

Своим первым романом «Завещание Дэмьена Фёрста» Хуберт Турнхофер сразу же вписался в один ряд с такими значительными международными авторами детективной литературы как Джон Ле Карре, Ян Ренкин, Микаел Конелли, Борис Акунин или Том Клэнси. В его романе есть всё, что может увлечь читателя: он провоцирует, удивляет и держит читателя в постоянном напряжении. Это объясняется еще и тем обстоятельством, что Хуберт Турнхофер   при написании своего детектива не идет проторенными путями и не следует общим жанровым шаблонам, а ищет свое оригинальное решение. Уже в Прологе читатель сталкивается с загадочным парадоксом: „Современное искусство скорее хорошо, чем плохо. Это значит также, что это - скорее зло, чем добро». Ну что ж, автор, опытный галерист и основательный знаток искусства, несомненно знает сие лучше всего.

 

Детектив Хуберта Турнхофера — это блистательный роман-гротеск, пожалуй, даже единственный в своём роде в этом жанре. Автор рассказывает весьма запутанную историю энергично, динамично и на одном дыхании. При этом его стилистический тон трезв и лаконичен. В некоторых местах, правда, тут и там виден поднятый указующий перст автора, но общее сильное впечатление, которое производит роман, от этого совершенно не страдает. Автор здраво и с холодным умом сецирует изнанку среды художественной элиты, не впадая при этом ни в цинизм, ни в осуждение изображаемых им сомнительных странностей и чудовищного коварства не признающего никаких табу международного бизнеса искусства. Роман подан настолько живо и динамично, что его легко представить себе основой для остросюжетного фильма.

 

   Сюжетной основой первого художественно-детективного романа Хуберта Турнхофера послужила зловещая детективная история, которую автор разворачивает весьма тонко и с большим знанием всех хитросплетений изображаемой им среды. Он проводит читателя через калейдоскоп фактов, интриг, махинаций и разоблачений в среде бизнесменов от искусства, агентов, сомнитегльных проектов спецслужб, пропускает читателей через лабиринт фактов и выворачиваний правды наизнанку, между реальностью и виртуальной действительностью, между лихорадочной погоней за сенсациями и наживой и, наконец, приводит к развязке через эротику нео-мистики. Он искусно соединяет локальное обаяние современной Вены, насыщенное колоритом живых реалий и событий, с широкой панорамой мирового рынка искусства, в котором действует только одна внутренняя, непроницаемая для непосвященного этика мирового художественного бизнеса.

 

   Действие начинается с вернисажа инсталяции некой одиозной личности Дэмьена Ферста. Автор сухо, с иронией, которая балансирует на границе с пародированием, описывает открытие мистической выставки с названием «Семь художников», то есть семь медицински препарированных загадочно улыбающихся человеческих тел, плавающих в формалиновом растворе гигантских стеклянных ампул. Среди них и тело удожницы Мэри Вандерлэнд, пропавшей без вести племяницы главного венского криминального инспектора Онезорга, одного из главных действующих лиц романа.

 

   Инспектор постепенно втягивается в водоворот событий, поисков, противоречивых версий, разоблачений и должен решить для себя главный вопрос, является ли этот случай убийством. Чем больше он впутывается в замысловатое детективное дело, тем загадочней и зловещей предствляется ему этот случай, так что в конце концов он в недоумении стоит перед совершенно запутанным детективным клубком. Причем, как только инспектор нащупывает путь к решению проблемы, так сразу же новые данные ставят на голову все теории и превращают все факты в иллюзии. Тут очень уместны слова из романа: «Совершенна только та иллюзия, которая кажется абсолютно правдивой».

 

     Я убеждена, что этот оригинальный гениально-провокационный детектив будет пользоваться интересом не только у широкой публики, но и у критиков, а также всех тех, кто так или иначе активно занимается искусством. Этот захватывающий роман, несомненно, прочтут все любители увлекательного детективного жанра.

Корнелия  Холлер

 

120 Maria Theresia 300 J